ПРОФСОЮЗ правоохранительных и силовых структур

Региональный независимый профессиональный союз сотрудников и ветеранов правоохранительных и силовых структур

alt

Мы защитим интересы каждого!

В ПОЛИЦИЮ ГРУЗИИ НА ПРОФСОЮЗНУЮ РАЗВЕДКУ

У грузинских полицейских есть все, только нет профсоюза. К такому мнению пришел лидер профсоюза полиции Алексей Лобарев, впервые побывав в этой стране с неофициальным визитом.

Граждане Грузии часто хвалятся своей полицией: взятки не берет, всем помогает, полицейские вежливые и культурные. Приятное впечатление грузинские стражи закона производят и на побывавших в этой стране россиянах. В России отношение населения к своим правоохранительным органам оставляет желать лучшего. В Грузии провели реформу полиции, которая в корне изменила работу этого ведомства. Как это удалось властям наших южных соседей? Чтобы понять это, Союз профсоюзов России командировал в Грузию председателя Профсоюза правоохранительных органов и ветеранов силовых структур Алексея Юрьевича Лобарева. По возвращении он дал интервью газете «СПР-Рабочая сила» о его путешествии по этой стране и впечатлениях, которые он получил, общаясь с местным населением и полицией.

Алексей Юрьевич, отношения между Россией и Грузией натянуты после войны в Осетии. Сложно ли было попасть в Грузию?

Сложно - не то слово. Больше скажу - опасно. Дело в том, что я, будучи сотрудником МВД, принимал участие в упомянутых вами событиях - Осетинском конфликте. И хотя я был в нейтралитете, по грузинским законам я пребывал на их территории незаконно, ведь Грузия все еще считает Осетию и Абхазию своей землей. Это означало, что если бы при пересечении мной границы местная полиция узнала, что я был тогда в Осетии, меня могли сразу, по их закону, посадить на 4 года. Поэтому коллеги меня строго предупреждали: "Юрич, мы, если что, будем помогать, чем сможем, но ты идешь на риск. Минюст Грузии пригрозил арестом даже артисту Депардье".

Но в Грузию нужно было поехать. Федерация профсоюзов полиции России поддержала меня в этом начинании. Нам нужен опыт полицейских реформ зарубежных стран, чтобы наладить нормальную работу органов у себя. Мы ездили в Украину, Австрию, Германию, Чехию и другие страны. Конечно, там полиция работает на качественно другом уровне. Информация о том, что наши ближайшие соседи смогли привести работу своих правоохранителей к лучшим мировым образцам, нуждалась в проверке и изучении. Мировая практика показывает, что для пользы дела и государства необходимо позаимствовать и перенять не только лучшие технологии, но и совершенные структуры.

Я полтора года пытался пробраться в Грузию по линии профсоюза, но это не удалось даже несмотря на встречный интерес некоторых полицейских чинов этой страны. Власти категорически запретили принимать официальные делегации, пусть и неполитические. Осталось ехать на свой страх и риск. Пройдя хорошую школу оперативником управления розыска, зная, что такое конспирация и «легендирование», я перешел границу с международной группой паломников, поскольку их почти не проверяют. Что интересно, для решения оперативных задач и грамотного задержания мне ранее приходилось переодеваться под таксиста, продавца на рынке, быть барменом и официантом, но паломником я, бывший секретарь парткома в Главке на Петровке, еще не был. Все прошло удачно, как и предполагалось заранее. Были в этой поездке интересные неожиданные и полезные встречи с нашими коллегами из Украины.

Какое первое впечатление произвела на Вас Грузия, как она приняла? Люди настроены мирно или есть враждебность?

Никакой враждебности среди народа я нигде в Грузии не нашел. Более того, я очень много общался с местными в самой разной обстановке. Однажды даже поинтересовался отношением к русским у группы отдыхающих в уличном кафе работяг. Эти радушные и гостеприимные люди буквально клялись мне, что вековую любовь русского, грузинского, украинского и белорусского народов, заложенную нашими великими предками, никто не разрушит, никакие руководители. В то же время меня поразило крайне уважительное и патриотичное отношение грузин к своей стране. Все, с кем мне посчастливилось общаться на встречах, беседах и даже на легендарных грузинских застольях, искренне держали руку на сердце и пели слова звучавшего по радио гимна. Среди них ощущается настоящее народное единство и патриотизм, чего очень не хватает нашему народу.

Какие у грузинского населения отношения с полицией?

Буду честен и объективен - прекрасные.  Даже обидно за нас, ведь в ходе исследований общественного мнения россиян по отношению к новой полиции большинство ставит «неуд». Я провел опрос более 40 респондентов, записав на камеру их мнения о местной полиции. Среди них были самые разные люди: от таксистов и продавщиц до священника. Все они прекрасно относятся к своим стражам порядка, доверяют им.

В чем причина такого отношения?

В человеческом отношении полиции к народу. Я уже давно понял, что у современного общества есть потребность в полиции, как органе, относящемся к сфере услуг. Полиция не как некая военная власть, закрытая от народа, а наоборот – люди, которые оказывают гражданам услуги контроля соблюдения закона, обеспечения их защиты, безопасности и т.д. В России подать заявление в органы – целая проблема. А там стоит только позвонить в участок и сообщить, например, что на доме хулиганы нарисовали - тут же без лишних вопросов приедут, все оформят, начнут искать, кто это сделал, чтобы соблюсти законный интерес жильцов иметь чистый фасад здания. Один таксист рассказал, как у него на трассе в горах бензин закончился, а вокруг ни души. В техпомощи трубку не брали, тогда он позвонил в полицию. Скоро приехал полицейский и привез в канистре бензин с чеком. Казалось бы, не его обязанность, но он помог человеку, в чем и есть задача полиции. И таких примеров много. Не хочется их много хвалить, но это так. Не буду скрывать, просил привести пример неудовлетворительной работы полиции – не смогли.

Не укладывается в голове. Наши страны из одной колыбели вышли, можно сказать. Были одинаковые структуры милиции. Как же теперь Грузии удалось так наладить работу правоохранителей?

Они провели грамотную реформу. Я бы отметил ее три главные составляющие.  Первая - повышение зарплаты сотрудников, расширение социальных льгот для них и членов их семей. Грузинский полицейский получает наравне с владельцем среднего бизнеса, а на некоторых должностях и выше. Он держится за свое место, старается, да и брать взятки уже нет смысла – потерять такую работу на всю жизнь никому неохота. Вторая составляющая – переобучение персонала в стране и за границей, где люди освоили передовые методики работы, в том числе психологические. Третья составляющая – внедрение open space офисов полиции. Проще говоря – прозрачных зданий, в которых каждый сотрудник у всех на виду, даже у прохожих. Нам это тоже необходимо, чтобы исправить положение дел.

 

По опыту знаю, что работа в таких условиях очень эффективна и с «дальним прицелом».  Это исключает многие негативные аспекты. Ты на виду и сложнее брать и предлагать взятки - почти невозможно сделать это незаметно. Практически исключено плохое отношение к посетителям, избиение или пытки подозреваемых, ведь все происходит при свидетелях и камерах наблюдения. Наркотики, патроны уже не подкинешь подозреваемому. Кроме того, стеклянные офисы помогают сотрудникам перенимать положительный опыт, поправлять сквернословов, развивают коллективизм, готовность помочь друг другу в работе. Например, более опытный сотрудник всегда обратит внимание на некорректное поведение или ошибки новичка, сделает замечание и внушение. Наоборот, молодые полицейские постоянно видят, как работают настоящие профессионалы. Это очень хорошо влияет на работу правоохранительных органов в целом. Кабинетный «улей» не развивает систему, а портит её. Еще одна важная деталь в мировой практике полицейских реформ - это отказ от сложной разветвленной системы армейских чинов. Знаю, что вызову недопонимание многих, но мы к этому придём всё равно.

Зачем отказываться от армейских чинов? Разве дело в званиях?

Нет, но у нас получается слишком много начальства, вредящего процессу работы. Во многих развитых странах есть рядовой, сержант, лейтенант, капитан плюс один начальник полиции (комиссар). Им в  таком тандеме проще работать: опытный старший и младший. У нас не 4, а 15 званий, но мы же не военные. Хватит плодить начальников, которым просто необходимо оправдывать свои звания и высокую зарплату, отвлекая подчинённых от основной работы на различные бумаги со справками, отчётами, планами, проверками, результатами («палками») и т.д.  В Америке, например, вообще есть Шериф, который в своем районе сам себе начальник, ответственный только перед Законом. Он и действует именем Закона, а не начальства, и никто не требует от него «палок», оправдывая свои должности и звания. У нас же еще около 10 уровней руководства, замов, проверяющих, контролирующих, инспектирующих... За рубежом фактический начальник - простой сотрудник, который работает на улице, задерживает, допрашивает, штрафует и в итоге приносит немалый доход государству. Работа всей полицейской машины призвана помочь ему нести свою службу. Он на вершине пирамиды. У нас же пирамида перевернута и всей своей массой давит на полицейского-исполнителя, которому становится сложно нести службу. Знаю, например, комический случай, когда в отделение на пятерых сотрудников приехали девять проверяющих. Их в свою очередь тоже кто-то контролирует. Сокращение полиции, проводимое в последнее время, приводит к уменьшению численности нарядов на улицах, а количество руководства не уменьшается, ведь начальник сам себя не сократит никогда. У нас через положенный срок всем присваивают новое звание. Это дополнительные миллионные расходы не только на бумагу, которую надо вложить каждому в личное дело, замену удостоверений, подготовку приказов, изменение штатных расписаний, разных табличек и т.д., но и огромные затраты на лишний дорогой кадровый аппарат.

Выходит, нам нужно учиться у Грузии? Какие меры, описанные Вами, стоит применить в России?

Все. Первое – поднять зарплату. Вложение денег в полицейского окупится с лихвой. Грамотный и хорошо обученный сотрудник не только хорошо пополнит городскую казну, штрафуя нарушителей не себе в карман, но и предотвратит миллиардные хищения в стране, быстро найдёт, вернёт  и умело задокументирует расхитителей. Прибавку денежного довольствия обещали давно, но в итоге по общему уровню оно не увеличилось, а где-то сократилось, особенно у рядового и сержантского состава (на 3-4 т. рублей). Низкая зарплата приводит к тому, что профессионализм полиции падает. Обучение нового сотрудника длится всего несколько месяцев, в то время как любой другой профессии учатся более 2-х лет.  Обществу нужны грамотные правоохранители, но как может работать полицейский, который не успел выучить необходимые законы и набраться опыта? Профессионал должен не только знать уголовный и административный кодекс, но и психологию людей, иностранные языки, основы медицины, нормы культурного общения, а также обязан быть физически натренированным. Иначе как нам повысить доверие к органам? Полиция должна стать более отрытой. У нас нет не только open space офисов. Теперь на входе в подразделение тебя не ждут, стоит человек с автоматом, туда даже просто зайти нельзя. Ваше заявление в письменном виде примет только дежурный, разговаривать будут потом, когда оно пройдёт очень сложный и долгий путь через бюрократический аппарат. За это время и преступник убежит, и время смоет все следы. Надо брать пример с поликлиники: заболел, пришёл, зарегистрировался в регистратуре, и тут же на приём, а не через 10-30 дней. Простое заявление или жалобу в полицию Вам предложат  опустить в подобие почтового ящика и ждать ответа, который вам нужен сейчас. Откуда возьмется доверие?

Неужели все так идеально в Грузии и все так плохо у нас?

Недостатки есть везде. Например, у грузинской полиции нет своего профсоюза, который бы защищал сотрудников в сложных ситуациях, о чем стражи порядка сожалеют. В России есть профсоюзы силовиков. Мы ведем большую работу, защищая ребят от увольнений по принципу «не понравился начальству», оказываем юридическую поддержку в сложных ситуациях, поддерживаем ветеранов, организуем для них лечение, отдых, помогаем трудоустроиться, сменить профессию после выхода на пенсию. Мы находимся ещё в стадии развития, впереди много работы.

Кстати, в Грузии у меня был еще один интерес по профсоюзной линии, и он был главный. В этой стране есть уникальные магнитные пески, реабилитационное лечение которыми дает потрясающий эффект. Мне удалось встретиться с представителями грузинского здравоохранения и достигнуть предварительной договоренности о том, что мы будем посылать к ним на лечение наших сотрудников и членов профсоюза. Подробностей пока раскрывать не буду, но скажу, что очень доволен этими переговорами и поездкой.

Алексей Юрьевич, благодарим Вас за интервью.

 

Записал Юрий Никифоров