ПРОФСОЮЗ правоохранительных и силовых структур

Региональный независимый профессиональный союз сотрудников и ветеранов правоохранительных и силовых структур

alt

Мы защитим интересы каждого!

Верю – не верю

Что мешает восстановить доверие россиян к полиции

Сегодня – на третьем году реформы МВД – только половина россиян доверяетполиции. По данным самого ведомства – и того меньше. В чем причина? Вместе с экспертами "Эспрессо" разбиралась Наталья Воронцова.

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

Полгода назад обокрали мою знакомую. Она пришла домой, увидела взломанную дверь, ворох раскиданных по квартире вещей. Исчезло то немногое, что обычно успевают накопить девушки, – серьги, цепочка, перстень и оставшийся от бабушкизолотой крестик. Одна радость: злодеи не тронули любимую собаку. 

Все попытки уговорить знакомую вызвать полицию оказались тщетными. Не сработали даже запрещенные приемы вроде "на этот раз они пожалели твою собачку, а в другой не пожалеют чьего-то ребенка или бабушку". Она твердила свое: ничегоони искать не будут, только натопчут тут. И ссылалась на историю своей знакомой, у которой украли много золота, деньги. Та вызвала полицию, но воров не нашли до сих пор, а вот ковер испортили, снимая с него отпечатки пальцев.

ПОЧЕМУ ТАК

По словам Алексея Лобарева, председателя Профсоюза работников правоохранительных органов, на последней коллегии МВД были озвучены такие цифры: в 2011 году больше половины граждан абсолютно доверяли полиции, в 2012-м – 31%, а в 2013-м – 11%. Соответственно, 89% не доверяют или доверяют с оговорками.Самое больное место российской по-лиции – "палки". Официально палочная система ушла вместе с милицией, но, как говорят сами сотрудники, никуда не делась и продолжает дискредитировать полицию.

Алексей Лобарев:

– "Палки" – запрещенный прием, я бы сказал – преступный. Полицейский вооружается карандашом и ластиком: если преступлений мало, он их рисует; если много – стирает. "Что у тебя, бабушка? Кошелек украли? Да вон у тебя дырка в кармане, кошелек и выпал. Или потеряла". "А у вас что? Машину украли? Давай проверим, где ты деньги взял на машину". Я говорю образно, но приблизительно так и происходит. Все это провоцирует плохое отношение граждан к сотрудникам полиции. И самих полицейских палочная система заставляет смотреть на людей по-другому. Нельзя спрашивать с полиции результат, выраженный в цифрах. Нельзя соревноваться в том, кто больше задержал, больше посадил. Это все равно что оценивать работу медиков по количеству больных и смертей на участке, а пожарных по количеству пожаров. 

Не повышают уровень доверия к полиции, по мнению эксперта, и внутриведомственные системные проблемы. 

Кадровая политика. Нельзя сразу увольнять сотрудников полиции, если в подразделении отсутствует воспитательная работа. Увольнять начальника провинившегося сотрудника тоже безграмотное решение. Вроде бы обществу демонстрируют: мы каленым железом выжигаем недостатки. Но если повар плохо приготовил блюдо, не обязательно увольнять шеф-повара ресторана.

Аттестацию должен проводить не руководитель ведомства, а независимая комиссия, которая первым делом оценивает профессиональные качества сотрудников. Так происходит в службе спасения. Проводя последнюю аттестацию, ведомство сделало огромную ошибку: помимо сокращения сотрудников, еще избавилось и от неугодных профессионалов, которые могли сказать начальству: "Вы не правы!", оставив на их месте непрофессионалов. 

Отсутствие управленцев, которые умеют искать выходы из разных ситуаций. Есть так называемый метод запятой. Человек говорит: "У меня не получилось справиться с проблемой", а потом ставит запятую и продолжает: "но я изучил опыт коллег и теперь решу задачу". В полиции не так. Они отчитываются: "Увеличилось количество преступлений в общественных местах". Должны поставить запятую и дальше: "в связи с этим мы предприняли такие-то действия". А они ставят точку. 

Недостаточная профессиональная подготовка. Учить будущих полицейских надо не наспех, как у нас, а хотя бы четыре года, как в Канаде. Там, прежде чем стать рядовым сотрудником полиции, нужно пройти трехлетнее обучение в полицейском колледже и еще год в высшем учебном заведении. А после базовой подготовки постоянно повышать квалификацию, обучая сотрудников современнейшим технологиям борьбы с преступностью. 

Отсутствие мотивации: зарплата точно в срок, полицейский наперед знает, сколько получит и когда ему присвоят очередное звание. 

Алексей Лобарев:

– Я часто наблюдаю, как работают наши зарубежные коллеги. Там полиция приравнена к сфере обслуживания. Полицейский воспринимается как врач, пожарный или инспектор газовой службы. А у нас до сих пор насаждается силовой метод. И порой люди, которые хотят пожаловаться, сами подвергаются обыскам и другим оперативным мероприятиям, что вынуждает их забирать заявления. 

С другой стороны, не надо сегодня много песочить полицию. Уже и без того достаточно контролеров и правозащитников, которые наблюдают за ее работой. В России 14,5 тыс. человек оценивают работу ведомства. В большинстве своем они не знают специфику его работы и последствий своих демократических предложений. Ихнеумелые действия приводят к тому, что полиция вынуждена защищаться,превращаясь в "закрытое акционерное общество". Даже общественные советы формирует из людей, лояльных к системе. Так не должно быть. Общество в качестве контролеров должно само выдвигать людей, которым оно доверяет, но обязательно из числа профессионалов. В общественном совете должны сидеть не просто хорошие ребята, а эксперты. 

На территории

Общественный совет при коломенской полиции провел свое исследование на тему, доверяют ли жители города и района сотрудникам полиции. Опросили 109 респондентов (количество ответов не всегда равняется 100%. – Прим. ред.). 

Как вы оцениваете деятельность коломенской полиции? 

В основном удовлетворительно: 58.

В основном неудовлетворительно: 18.

Затрудняюсь ответить: 33.

Ваше мнение о деятельности полиции складывается в основном:

– из средств массовой информации: 30;

– из общения с друзьями и родственниками: 38;

– из личного опыта: 37;

– затрудняюсь ответить: 9.

Приходилось ли вам наблюдать действия сотрудников полиции, при которых, на ваш взгляд, нарушались права граждан?

Да: 45.

Нет: 63.

Если да, то в чем это выражалось?

В проявлении жестокости: 10.

Вымогательствах и поборах: 13.

Попытках исказить факты: 16.

Грубости и бестактности: 19.

Использовании служебного положения: 27.

Иное: 11.

Готовы ли вы в случае необходимости оказать помощь сотрудникам полиции?

Да: 31.

Готов, но в определенных случаях: 61.

Не готов: 8.

Затрудняюсь ответить: 7.

Надежда Комова, председатель общественного совета при МУ МВД России "Коломенское":

– По итогам опроса у меня нет ощущения, что граждане полиции не доверяют. 84% опрошенных готовы оказать помощь сотрудникам полиции – разве это не говорит овысоком уровне доверия? На мой взгляд, положительный образ полиции формируется благодаря законному разрешению жалоб граждан. Пришел человек в полицию – его выслушали, дали своевременный ответ, разъяснили порядок обжалования, он пойдет и расскажет об этом другому. Если розыск не спит три дня, чтобы раскрыть преступление и привлечь виновного к ответственности, – вот что рождает доверие. Результативность по каждому конкретному случаю – это и есть пиар для полиции. 

Конечно, мы хотим, чтобы люди активнее взаимодействовали и с сотрудниками полиции, и с нами. Мы заинтересованы в том, чтобы они высказывали не только свои замечания, жалобы, обиды, но и предложения. Но на встречу с участковыми почти никто не ходит, за все время работы общественного совета ко мне на прием пришло всего шесть человек. А в ящик для обращений, который находится в административном здании (пл. Советская, 1) не было опущено ни одного письма. 

"Эспрессо"-цитата

"Я не против полиции, я просто боюсь ее".

Альфред Хичкок

Иногда, чтобы проникнуться доверием к кому-то, достаточно самого простого контакта. Например, такого. Несколько месяцев назад ночью в одном из коломенских дворов на проспекте Кирова неприлично громко для позднего времени веселилась нетрезвая компания. Кто-то из жителей вызвал полицию. Приехали вежливые полицейские, исключительно на "вы", без повышенных тонов и всякого применения силы убедили гуляющий народ разойтись. Компания больше не позволяла себе подобных посиделок, а жители сразу нескольких домов "реально зауважали органы". Так, может, надо просто быть ближе к народу, и он потянется?